Human rights all around the (post-Soviet) world

Только мертвые рыбы плывут по течению

Previous Entry Share Next Entry
А.С. Есенин-Вольпин. О принципах Конституции. Рукопись
tgv-paris-strasbourg
korkinen

Мои предложения, относящиеся к выработке проекта новой Конституции СССР, основаны на следующих соображениях:

1. Конституция СССР должна быть основным юридическим актом, с которым должны быть согласованы все остальные законы. Все содержащиеся в ней правовые нормы должны безусловно господствовать в СССР во всех областях жизни, на которые они распространяются. Она должна быть составлена так, чтобы не было места для разноречивых толкований ее статей; в необходимых случаях для этой цели в саму конституцию должны быть включены логические принципы ее толкования. Она должна быть написана очень ясно и хорошо запоминаться — для этого ее следует разбить на главы и статьи, а отдельные статьи в нужных случаях на параграфы, которые в свою очередь могут делиться на пункты и подпункты. Нумерация статей желательна единой по всем главам. В нужных случаях к главам, статьям, параграфам и т. п. должны даваться примечания. Она должна начинаться с преамбулы, выражающей ее основную направленность; в различных статьях могут встречаться ссылки на эту преамбулу. Она может содержать также приложение, отличное от Основного текста.

2. Все идеологические и политические соображения, существенные для понимания какой бы то ни было части Конституции, должны быть изложены в ней же. В значительной степени, если не полностью, они должны определяться преамбулой; в противном случае они должны быть четко отделены от содержащихся в Конституции юридических норм.

3. Конституция должна быть устойчивой, особенно в основном тексте. Разумеется, должна быть предусмотрена возможность ее изменений. Но следует оговорить, что все вносимые изменения должны соответствовать ее цели и не могут ущемлять основных прав граждан.

В тех случаях, когда речь идет о вопросах, часто решаемых в практически административном порядке (деление союзных республик на области и полный перечень министерств), решение таких вопросов следует включать не в Основной текст, а в Приложение.

Устойчивость Конституции я предлагаю не понимать в смысле претензий на особую долговечность.

Жизнь развивается, и естественно, что наши потомки будут иметь более широкие возможности и будут уметь излагать свои конституции более современным образом, чем это удается нам.

Поскольку Конституция намечает в преамбуле важные исторические цели, достижение этих целей потребует, конечно, пересмотра Конституции. С другой стороны, прогресс политических наук, равно как и прогресс логики позволят, вероятно, через два десятилетия строить все законодательные системы более совершенным образом, чем это удается в наши дни. Но это касается пересмотра законодательства в целом и не должно противоречить устойчивости обсуждаемой Конституции на протяжении того исторического этапа, которому она предназначена служить.

4. Конституция должна содержать юридические гарантии соблюдения законности. Имеющиеся в главе Х действующей Конституции положения об обеспечении прав следует удерживать в новом проекте лишь в той мере, в какой они носят юридический характер.

Должны иметься статьи о понятии советского гражданина, содержащие порядок приобретения и утраты гражданства, причем гражданство должно носить добровольный характер. Основные права и обязанности граждан я предлагаю считать в основном тем же, что и в гл. Х действующей Конституции. Однако следует, по моему мнению, несколько подробнее развить статьи о процессуальных гарантиях (в главе о суде и прокуратуре) и праве на трудоустройство. Следует включить специальную статью о праве граждан на свободное передвижение по СССР (в связи с тем, что в гражданские кодексы были недавно внесены изменения, по видимому направленные на решение этого вопроса в конституционном порядке), и регулирующие право на выезд за границу. Следует явно сформулировать ту мысль, что конституционные права и обязанности юридических лиц могут быть ограничены только законом. Должны иметься статьи, определяющие порядок вступления законов в силу и порядок их опубликования и изменения; сами понятия закона, указа, постановления и т. п. должны быть разъяснены в Конституции с тем, чтобы каждый гражданин мог иметь ясное представление о значении этих слов.

5. Следует включить в Конституцию положения о том, что всякое право может быть предметом судебной защиты, что объем понятия права определяется действующими законами и что преступлением может считаться только деяние, ущемляющее права какого либо юридического лица. Государство следует провозгласить юридическим лицом; то же следует сказать о каждом органе власти.

6. Следует включить в Конституцию статьи, определяющие порядок решения спорных вопросов — т. е. сформулировать принципы, по которым в одних случаях разрешениям надо отдавать предпочтение перед запрещениями, а в других случаях надо поступать наоборот. При этом следует исходить из целей Конституции, гармонически увязанных с развитием демократии, благосостояния народа, социального и культурного процесса. Всякие запрещения ограничения прав граждан должны находить объяснение в этих понятиях или в юридической науке. Все, что не оказывается запрещенным, следует считать разрешенным — но это еще не означает, что оно является правом, т. е. допустимым предметом судебной защиты, поскольку объем понятия права определяется законом.

Следует ввести статью, указывающую, что уставы Вооруженных Сил должны рассматриваться как законодательные акты. (В связи с этим, они должны соответствовать Конституции). Можно вместо такой статьи отнести эти уставы к числу законов, о которых идет речь в п. 4.

Следует указать особенности тех изменений в законах или способах их применения, которые влечет за собой объявление осадного, военного и чрезвычайного положений. При этом надо исходить из того принципа, что чем серьезнее положение, тем большее значение приобретает четкость законодательства и тем важнее бывает способность к гибкости, в связи с чем иногда естественно возрастает роль отдельных органов и представителей власти. Но все ограничения прав и увеличения обязанностей должны во всех случаях быть связаны с причинами, вызвавшими одно из упомянутых положений, и оправданы ситуацией. Вместо конкретных статей на эти темы достаточно ввести одну, указывающую в общей форме наличие законов, которыми регулируются эти вопросы.

7. Нельзя исходить из предположения о том, что общеизвестные, всеми признанные нормы не нуждаются в юридическом признании, так как такое предположение лишило бы законодательство той четкости, которую граждане вправе от него требовать. Не следует опасаться высказать в законе несколько очевидных положений, так как отсутствие таких формулировок в тексте закона часто приводит к совершенно ненужным сложностям в вопросе о том, что входит, а что не входит в компетенцию закона и государства, а в принципе позволяет безнаказанно нарушать именно очевидные, азбучные нормы.

Чтобы понятие права приобрело стройность, следует явно сформулировать в Конституции право граждан на жизнь, здоровье и произведение себе подобных, а также на поиски средств к осуществлению этих прав; следует сформулировать право граждан на любой образ мыслей; нужна статья, указывающая, что охрана этих прав является одной из основных задач государства.

8. Следует включить в Конституцию (быть может в Приложение к Основному тексту) полный перечень действующих кодексов союзного и союзно-республиканского значения, а также перечень некодифицированных областей права и видов изданий, в которые включены все законы, имеющие нормативное значение.

К числу прав граждан следует отнести право знать все законы нормативного характера и свои личные права и обязанности; к числу обязанностей граждан следует отнести обязанность каждого дееспособного лица знать Конституцию СССР — в связи с чем преподавание Конституции в школах, а также широкое распространение, должно быть провозглашено обязательным. Следует ввести статью, согласно которой в каждом районе должна иметься общедоступная библиотека, содержащая достаточное количество экземпляров Конституции и других законодательных материалов.

9. Следует ввести главу об основных правах и обязанностях коллективов, являющихся юридическими лицами, в том числе — государства.

Вопрос о праве объединения граждан в коллективы должен быть предметом отдельной статьи или нескольких статей.

Я исхожу из предположения, что основные цели советского государства на данном этапе будут сформулированы в преамбуле Конституции в соответствии с Программой КПСС, принятой на ее XXII съезде. В связи с этим естественно провозгласить КПСС юридическим лицом, ответственной за осуществление этой программы (возможно, конечно, и другое решение, при котором формально КПСС вовсе не упоминается в тексте Конституции, как было в первой Советской Конституции 1918 г.; это означает, что КПСС признается юридическим лицом в соответствии с действующими на это счет правилами).

Ввиду бесспорной необходимости государства содержать Вооруженные Силы, в Конституции следует указать, что таковые имеют статус юридических лиц.

Итак, некоторые коллективы должны иметь статус юридических лиц в силу Конституции; к их числу относятся государство, органы власти, Вооруженные силы и их основные виды (армия, флот и т. п.), возможно — КПСС, а также комиссия гос. контроля, ВЦСПС, а также различного вида церкви и т. п. (точнее — все те коллективы, которые будут упомянуты в Конституции; можно сформулировать соответствующую статью в виде: «Государство и организации, упоминаемые в Конституции, являются юридическими лицами, поскольку противное не оговорено»).

Помимо этого, юридическими лицами должны считаться отдельные организации, создаваемые государственными органами, которые в соответствии с законом могут быть наделены правом организовывать новые юридические лица. Вопрос о том, в каких случаях подчиненные организации являются самостоятельными юридическими лицами, должен быть Конституцией отнесен к ведению административного права.

Помимо этого гражданам должно быть предоставлено право образовывать по взаимному соглашению новые организации, являющиеся юридическими лицами. Границы этого права, как и всякого другого, должны предусматриваться законами — а при отсутствии в законе достаточно ясных указаний, заинтересованным лицам должно быть предоставлено право обращения в суд на предмет признания образованной ими организации юридическим лицом. Суд должен удовлетворять ходатайства этого вида, коль скоро нет оснований считать эти организации преследующими незаконные или антиконституционные цели (т. е. цели, противоречащие целям, указанным в преамбуле Конституции) или считать их существование опасным или вредным с точки зрения общепризнанных интересов, выраженных в Конституции и законах.

Юридические лица пользуются охраной закона. Объединяемые ими граждане по закону несут ответственность за деятельность этих коллективов в соответствии с со своей деятельностью и известным им назначением коллектива. Юридические лица могут быть распущены в случаях, когда установлено, что их деятельность противоречит закону (а значит в случаях, когда она противоречит целям, указанным в преамбуле Конституции).

Административное право должно, в частности, регулировать взаимоотношения между гражданами и юридическими лицами — поскольку эти взаимоотношения не предусмотрены другими разделами права.

10. Поскольку основные цели, провозглашаемые преамбулой Конституции (я буду в дальнейшем называть их конституционными целями), будут соответствовать решениям XXII Программе КПСС, они должны будут включать в себя и стремление к коммунистическому принципу «каждый по его способностям, каждому — по его потребностям». Это — высокая цель всего коммунистического движения, цель взаимопомощи между людьми и государством. Граждане, в соответствии с этим принципом, должны иметь право на социальную справедливость, на возможность развития своих способностей (разумеется, не в ущерб требованиям закона) и на удовлетворение своих законных потребностей в той мере, в какой они этого заслуживают своим трудом (ибо материально-техническая база коммунизма еще не создана в такой мере, чтобы можно было удовлетворить потребности людей независимо от уровня их заслуг) и в соответствии с принципом равенства всех граждан перед законом. Обязанностью государства должно быть провозглашено всемерное удовлетворение этих прав граждан, в соответствии с этим принципом равенства и в соответствии с широким, и в то же время деловым, пониманием человеческих потребностей. Литературе и другим видам искусства, а также общественным наукам и философии, должно быть предоставлено право на провозглашение, выражение и изучение в самом широком объеме потребностей человека — как материальных, так и духовных.

11. Высокие цели взаимопомощи, о которых говорилось в п. 10, могут успешно достигаться только при том условии, что будут строго соблюдаться более скромные требования о том, чтобы люди и коллективы не мешали друг другу — в чем должна состоять, по определению, политическая свобода. Эта свобода должна быть признана поэтому основным условием успешного выполнения конституционных целей. Какие бы то ни было ограничения прав на поступки политического характера могут быть допустимы в законах мирного времени лишь постольку, поскольку они ясным образом служат конституционным целям или целям закона — включая законы, охраняющие политическую свободу.

12. Право имеет целью установление и поддержание свободы, т. е. отсутствие помех во всех отраслях отношений как между отельными людьми, так и между людьми и коллективом, а также между разными коллективами. Помимо этого, в конституционных целях, право служит и более высоким целям, осуществление которых возможно только в условиях свободы — целям, о которых шла речь в п. 10. Этим создается двойная система права в условиях коммунистического движения — обычное право, присущее каждому цивилизованному государству, и право социальное, или коммунистическое. Оба вида права должны быть увязаны в едином законодательстве. Те права и обязанности, которые граждане должны иметь в соответствии с требованиями социального (коммунистического) права, я называю социальными. Для обеспечения социальных прав нужны особые финансовые фонды, выделяемые путем налогов как от доходов государственных предприятий (включая торговые), так и от доходов отдельных граждан. Эти налоги я называю социальными — в отличие от других, которые я называю обычными налогами и которые нужны для поддержания государства как такового.

Социальные налоги имеют высокое назначение — и вместе с тем они, естественно, снижают благосостояние отдельных граждан. Помимо налогов, возможны и другие обязанности или ограничения для граждан, вытекающие из нужд коммунистического строительства — я назову эти обязанности и ограничения социальными.

В соответствии с этими положениями, Конституция должна выражать различия между тем, что я сейчас назвал обычными и социальными правами, а также обязанностями и другими ограничениями. Кроме того, в ней должны быть указаны различные виды налогов; отдельные законы должны реализовать их размер.

В Конституции должны быть сформулированы также все другие виды социальных обязанностей и ограничений для граждан. Я говорю о видах этих ограничений, а не о самих этих ограничениях. Может оказаться целесообразным включить в Основной текст лишь одну общую статью о том, что такие ограничения вводятся в целях коммунистического строительства, а отдельные ограничения (налагаемые на развитие частного сектора в промышленности, торговле и других видах хозяйства) следует сформулировать в Приложении — как сравнительно менее устойчивой части Конституции, а частично — в конкретных законодательных актах; в последнем случае в Конституции (например, в Приложении к ней) следует ввести перечень этих актов или тех изданий, в которых они публикуются.

13. В связи с принципом «каждый — по его способностям» следует ввести и зафиксировать в Конституции принцип, согласно которому все руководящие должности должны, по возможности, замещаться людьми в порядке конкурса, учитывающий, что способом, позволяющим определить способности, является конкурс. При этом придется, однако, исходить из того, что процедура конкурса в большинстве случаев еще недостаточно разработана для того, чтобы к этому способу можно было прибегать повсеместно, а также из того, что в отношении лиц, достаточно хорошо известных своими заслугами, эта процедура может оказаться излишней (при современном состоянии конкурсного дела возможен случайный, нехарактерный исход конкурса в очень многих случаях). Тут нужна большая осторожность, а потому достаточно только упомянуть о конкурсе как об одном возможном способе выдвижения кандидатур на руководящие должности, наряду с выборами или назначением сверху по рекомендации. Во всяком случае, какая-нибудь статья, указывающая порядок назначения на руководящие должности невыборного характера, кажется мне необходимой в законе — не обязательно в Конституции, но Конституция должна содержать указание на наличие законов этого вида, и упоминание в ней конкурса в числе основных способов определения кандидатов на различные должности кажется мне весьма желательным.

Я нахожу целесообразным издание закона, по которому по требованию трудящихся любая должность может быть объявлена подлежащей замещению в порядке конкурса. Что касается выборных должностей, то естественно применять публичный конкурс кандидатов с тем, чтобы избиратели могли голосовать за того кандидата, рассматривать как конкурс саму процедуру выборов, причем избиратели признают роль жюри. Эти положения, мне кажется, нетрудно — и притом желательно — ввести в Конституцию.

14. Свободе печати должен быть посвящен специальный параграф или статья. Основным принципом должно быть признание за каждым права на попытку опубликования в печати любого текста, если это не противоречит требованиям закона.

3 страницы рукописи отсуствуют

Всякая попытка привести в исполнение приговор или решение суда, не имеющие законной силы, должна караться как серьезное преступление против правосудия.

Помимо гласности судопроизводства, следует установить, в качестве важной гарантии законности, предоставление арестованному во время предварительного следствия знакомиться с важнейшей юридической литературой, и особенно с уголовным и уголовно-процессуальным кодексом. Эти книги должны иметься в достаточном количестве в каждой тюремной библиотеке и выдаваться вновь поступающим в тюрьму лицам в камеру с момента их заключения.

Эти положения следует включить как в уголовно-процессуальные кодексы, так и в Конституцию. В последней, однако, они могут содержаться в сокращенном виде. (Например: всякое судебное разбирательство производится публично. Все исключения из этого правила предусматриваются законом. В случаях непубличности заседаний суда, применяются дополнительные гарантии законности и гласность восстанавливается по мере возможности. Гласность включает в себя право публикации протоколов заседаний и вынесенных судом приговоров и решений. Арестованный вправе знакомиться с законами с момента ареста; он должен знать, что закон — его лучший защитник от необоснованного обвинения).

Другой важной гарантией правосудия в уголовных делах я предлагаю объявить участие присяжных в делах, по которым может быть назначена судом смертная казнь, лишение свободы на срок свыше 6 месяцев или ссылка на срок свыше 2 лет.

В тех случаях, когда часть заседаний происходит непублично, предлагается, по усмотрению суда, выбирать присяжных из числа лиц, которым можно разрешить участие в закрытом заседании, или же ограничивать участие присяжных присутствием их на гласной части процесса.

Цель этого предложения состоит не только в обеспечении законности, но и в вовлечении более широких слоев масс в дело отправления судопроизводства. В настоящее время судьи находятся в трудном положении, так как в уголовном процессе им надлежит решить два трудных, разнородных вопроса: о виновности обвиняемого и о выборе для него наказания в случае, если он виновен. Вероятно, многие ошибки судов можно объяснить простым утомлением судей. Предлагается присяжным взять на себя решение важного вопроса о виновности с тем, чтобы судьи, часто находящиеся под впечатлением тяжести преступления, совершенного, однако, быть может, не обвиняемым, или не при тех обстоятельствах, которые они считают очевидными, могли в более легких условиях вынести решение о том, какая мера должна быть применена, если обвиняемый признан виновным. Судьям должно быть предоставлено право не согласиться с заключением присяжных о виновности, но не о невиновности.

Если по причинам социального характера, или другим, это предложение (о восстановлении института присяжных) должно быть отвергнуто — тогда я вношу другое предложение о том, чтобы серьезные уголовные дела рассматривались, с участием обвиняемого, в два приема, именуемых инстанциями – причем первая инстанция должна решать вопрос о виновности, имея право прекратить дело за отсутствием состава преступления, за недостаточностью улик или при наличии оправдывающих обстоятельств, а вторая, имея те же права, занималась уже вопросом о выборе надлежащей меры наказания в случае, если обвиняемый будет признан виновным.

При этом втором предложении в меньшей мере, чем в случае принятия предложения о присяжных массы получат возможность участвовать в отправлении судопроизводства — а в других отношениях оно, возможно, служило бы еще лучшей гарантией от судебных ошибок.

Принцип независимости судей я предлагаю укрепить, обеспечив в законодательном порядке за судьями, не переизбранными на следующий срок, но хорошо справившимися со своей работой, право на работу по специальности с получением не меньшего оклада, чем тот, который им давала судейская должность. Кроме того, в Устав КПСС следует ввести статью, запрещающую оказывать какое-либо давление на судей со стороны партийных организаций, а в Конституцию СССР — статью о том, что юридические лица не имеют права стеснять судей при отправлении ими правосудия; в Конституции должна иметься статья, запрещающая всем юридическим лицам оказывать какое-либо давление на судей при отправлении ими правосудия. Умышленное нарушение этой статьи должно караться как уголовное преступление против правосудия.


?

Log in